Рун Вульфссон (rhunwolf) wrote in gamer,
Рун Вульфссон
rhunwolf
gamer

Как я в парадоксовые игры играл, часть 1/2

Программист sharpc живым и приятным слогом написал отчёт о том, как он в в парадоксовые игры играл, часть 1/2

Я сыграл в Europa Universalis 3 одну игру. Это заняло почти 100 часов одной безвылазной неделей в 2013. Все это время я был великим британским монархом и три столетия, с 1492 до 1793 года, шел к успеху. Этот текст написан по мотивам моих повествований в аське.

EU это отличный историко-политический тренажер: если действовать по истории, то и остальные события будут идти по истории. Если же нет, мир будет реагировать осмысленным образом, напоминая незабвенный цикл Пола Андерсона про Патруль Времени.

Мое расхождение с историей началось, видимо, с того, что я ухитрился купить заполучить титул императора Священной Римской Империи. Разумеется, собирать разобщенные немецкие земли настоящему англичанину не пристало, поэтому Германия так и не образовалась. Вместо Бранденбурга развилась Австрия, Австрия прижала Польшу, Польша не уничтожила Литву, Литва не была вынуждена склоняться перед русскими и русским в итоге так и не дали объединиться. К концу игры три маленьких русских княжества, кажется, Рязань, Новгород и кто-то еще, оказались маленькими островками в колоссальной Литве, поглотившей Московию и доросшей на восток до самого Китая.


Как и в реальности, я пробакланил взять первой ачивкой покорение Нового Света, в результате чего меня опередили не только Испания с Португалией, но и Франция, которая благодаря своим североамериканским колониям разрослась в уберсупердержаву. Поскольку Германия так и не образовалась, а от австрийцев Францию первое время ограждали гроздья мелких прокси-государств, взор монарха лягушатников направился на Кале, крохотную крепость на побережье Ла-Манша, мое единственное континентальное владение. Сколотив альянс с Бургундией и Кастилией, французишки ринулись в атаку, но стойкость моих солдат была непоколебима. Так началась 300-летняя история обороны Кале.

Каждые 3-5 лет союз западноевропейских держав вновь и вновь штурмовал английскую твердыню. Они не знали одного: КАЛЕ МОЙ! И Я ЕГО НЕ ОТДАМ! Впрочем, даже когда фортуна поворачивалась ко мне лицом, закрепить успех взятием смежных провинций, как правило, не удавалось — через несколько лет силы объединенной Европы вновь выстраивались перед стенами непотопляемой крепости. И я устремил свой взор на колониальные приобретения.

Надо сказать, на заре колониализма корабли плавали недалеко, и начинали немилосердно дохнуть, как только выходили от побережья в открытый океан. Как колониалист неопытный, я сделал ставку на Золотой берег Африки, Гвинею и все такое. Изрядно позже я осознал, что, несмотря на небольшой размер и проблематичность экспансии, островные владения куда удобнее для починки флота. Колонии на побережьях туземцы постоянно стремятся сбросить в море, вынуждая окапывать там войска, которые могли бы успешно развивать наступление где-нибудь еще. В случае с Берегом Слоновой Кости туземцами оказалось Мали. В отличие от картонных мамлюков, война пошла всерьез. Молодые колонии не могли строить армии, и их приходилось переправлять за полсвета из метрополии. А местные росли как на дрожжах, будто жили не в Сахаре, а в бассейне Ганга. Понадобилось штук 10 изнурительных войн, чтобы, наконец, поработить непокорных зусулов, оттяпывая у них по одной провинции за раз.

Стоит отметить, что, в отличие от Цивилизации, захват вами после полутора лет осады провинции еще не значит, что она теперь ваша. Война идет, пока вы не захватите страну противника целиком, до последнего островка, либо пока сторонам не надоест. После этого заключается мирный договор, в котором превосходство в войне (измеряемое успешными сражениями и взятыми провинциями) обменивается на одну-две провинции противника, которые стоят соответственно их экономической или политической ценности. Даже при полном безоговорочном разгроме противника, 100% капитуляция даст победителю от силы пяток периферийных областей. Исключением является победа над противником, который до начала войны владел всего одной областью. Тут уж можно попробовать стереть надоевшего хуже горькой редьки супостата с лица земли.

И в случае Мали я этого не сделал! Упущенный договор о вассализации в дремучем 16-м веке привел к тому, что и в самом конце игры в глубоком тылу у меня сидела занозой одна отлично развитая провинция, которая занималась только и исключительно тем, что засылала ко мне шпионов! Плевое же дело, поднимет бровь любой цивогамер. Но нет, в EU без casus belli объявить войну нельзя.

Позже, с инками и хауса такой ошибки я не совершил — любое маленькое гордое государство должно было быть вассалом Британской короны. Это приносило забавные последствия. Каждый раз, когда кто-то объявлял мне войну, лежащие на другом краю земного диска и окруженные со всех сторон моей территорией, крохотные страны (тяв-тяв) объявляли моим противникам войну в ответ. Впрочем, один раз это даже помогло, когда португалы под носом у инков захватили мою колонию.

Колонизация в EU процесс небыстрый. Чтобы развить колонию, надо там построить город. Чтобы построить город, надо в эту провинцию 10 раз отправить колониста. Колонист едет очень долго, стоит преизрядно, респавнится еще дольше. Вместе с тем оказалось, что если твои войска занимают еще не развившуюся колонию, ее можно захватить насовсем, без нужды как-то упоминать в мирных договорах. Приступив к игре с твердым знанием — «а у Британии союзник только один, ее флот», я сумел, наконец, сконвертировать превентивно построенный флот в территориальные приобретения. Мои орлы морских просторов следили за более-менее всеми побережьями, вовремя рапортуя мне о колониях, которые 8-9 раз расширялись. Не один десяток колоний мелких экспансионистов вроде Арагона перекочевали в мою империю под «Боже, храни Королеву!» (исполняется голосом австралийца-снайпера из Team Fortress).

Свой колорит в героическое покорение Африки добавляло и то, что в EU открывается не вся карта, многие внутренние районы вроде джунглей Конго или Амазонии, Тибета или самых суровых частей Сахары недоступны в принципе. И даже исследования смежных регионов с попутным сокрушением экзотических стран вроде Канем-Борну или Суахили по усилиям напоминали бессмертный пафос в стиле «Доктор Ливингстон, я полагаю?»

Легендой европейского театра сражений стал мой личный Суворов — генерал Горацио Тальбот, не проигравший ни одного боя, ну либо я не видел. Ага, хмурил брови британский монарх, сюда нужно послать Железного Тальбота! И посылал. И он побеждал. Но спустя несколько десятков лет он умер от старости, после чего я пообещал воздвигнуть ему обелиски во всех вражеских столицах, когда захвачу их.

Примерно когда Африка заканчивала окрашиваться в ярко-красный цвет моей империи (по словам Черчилля, самый неподходящий цвет для Британии), и колониальная заварушка перекочевывала в Америки, мои дальние экспедиции к неведомым берегам достигли Китая. Нездоровая любовь континентальных гаденышей к регулярным осадам Кале привела к тому, что из европейцев я добрался дотуда первым. Возможно, сыграла свою роль и моя любовь отбирать у них колонии подскока — чтобы доплыть из Европы до Китая, нужно было сделать штук 6 остановок флота на починку: в районе Кабо-Верде, Сан-Томе, Кейптауне, Маврикии, Диего-Гарсии и на одном из индонезийских островов. Я этими островами владел, а другие высаживали десанты под стены крепости 3-го уровня Кабо-Верде и через какое-то время удобряли почву, не получив ни дюйма британской земли. Примечательно, что и сейчас, полвека спустя после крушения колониализма, европейские державы так и не отказались от своих островных владений во всех уголках мира: https://en.wikipedia.org/wiki/Special_member_state_territories_and_the_European_Union#/media/File:EU_OCT_and_OMR_map_en.png

Так или иначе, но Китай никто не угнетал. Кроме того, в EU, похоже, почти не учитываются центробежные процессы, за редким исключением мятежников, которые появляются только в очень уж ослабленной стране. В реальной истории, там, где вырастали огромные империи, обычно из-за лага коммуникаций появлялись местные царьки, и империя распадалась на кусочки. А в райских уголках, где люди плотно селились и размножались, начинались проблемы с экологией, как в Междуречье или Греции. В игре же такого нет. Мирно развивающаяся провинция спокойно растет в геометрической прогрессии до 999999 жителей, давая строить огромные армии и принося кучи бабла. После старушки-Европы с ее тотальными войнами на 15 тысяч солдат и 20 кораблей, шоком было обнаружить, что по китайским землям и морям сновали сонмами туда-сюда отряды по 40 тысяч солдат и 130 кораблей, нагнув добрую половину Азии. Получилось, что вся моя борьба за контроль над Европой, колонизация Африки и Америки, оказались просто подготовкой к грядущей Великой Войне против Большого Китая.

И я принялся действовать. Предыдущие войны в Европе обычно заканчивались белым миром — хоть англичане и бросались в бой, как львы, все же сил недоставало, чтобы откусить серьезный кусок от вечного трио Франция+Бургундия+Кастилия, а им не суждено было пробить стены Кале. Однако у Франции и Кастилии с Португалией были масштабные колонии в Америках. Я перебросил туда серьезные силы и вечный пат закончился. Отныне платой за возможность побиться головой в ворота моей континентальной твердыни были американские колонии. Хотя европейцы их не слишком высоко ценили, времени одной войны как раз хватало, чтобы захватить их почти все и обеспечить себе лидерство в войне как раз на одну-две провинции. К концу игры Британская корона властвовала обеими Америками безраздельно.

Чтобы, наконец, отвадить французов от Кале, я задался вопросом, а где еще в Европе я могу захватить небольшую, но удобную для обороны провинцию, желательно в тылу у моих врагов, неограниченно долго ее удерживать и хостить там серьезные войска? В Дании! На пару со шведами мы разорвали эту маленькую, но безобразно удобно расположенную в тылу у бургундцев страну с десятком стран поменьше вокруг, и кроме 15 тысяч защитников Кале на континенте появились 50 тысяч датского карательного контингента. Это существенно увеличило стабильность в Европе :) Настолько, что как только эти 50 тысяч ушли на разные мелкие заварушки, тут же вспыхнула мировая война на трех континентах.

Затем я принялся активно поддерживать и науськивать соседей моих врагов, а именно занявшую всю Восточную Европу Австрию, и Литву с разными индийскими странюшками, которые мешали восхождению Китая к уберсупермогуществу. Именно тогда я понял, что знаменитое трумэновское про «надо помогать проигрывающему, и пусть они убивают друг друга как можно больше» это вполне рабочая и правильная политика для стран типа Англии. На фоне моей реалполитик «Игра престолов» стала напоминать детскую возню в песочнице. Единственное, оказалось не очень приятно, что враги не особо учатся. Уж сколько раз вся просвещенная Европа шла поднимать меня на вилы и через пару лет с вилами в соответствующем месте подписывала мирный договор, передавая мне свои колонии. ВЫ СЕРЬЕЗНО?! ОПЯТЬ ШТУРМОВАТЬ КАЛЕ???

Причем тотальный европейский конфликт разгорался вновь и вновь по вине какой-нибудь шмакадявочки. Шмакадявочка подмечает, что мне всегда лень ее завоевывать, ведь ее еще найти на карте надо, и начинает выкаблучиваться, предупреждения рассылать, войны объявлять. А у нее обязательно с кем-то альянс. А у того еще с кем-то. И так доходит до Франции+Бургундии+Кастилии.

Быть плохим парнем в EU (а это не фигура речи, а вполне конкретный параметр BadBoy, усложняющий завоевание мира и жизнь любому отыгрывающему британца) несколько проще, чем играть честно. Куча крохотных городков, нетранзитивных альянсов, нужно помнить, кто с кем в союзе, и особенно кто с тобой, кто что штурмовал и кого как упомянуть в мирном договоре — право же, гораздо проще думать в терминах интересов, чем в терминах союзников :) Глядя на карту Европы, разорванную бесконечной враждой, я повторял вновь и вновь: нам нужен мир! Желательно весь!

Успешно стравив Австрию со своими извечными врагами, я постоянно забывал упомянуть их в мирных договорах. У меня были на это основания — хотя они и отвлекали на себя порядком войск противника, осады австрийцы вели из рук вон плохо. Отчасти потому, что основным их противников были бургундцы, бункерные параноики, все крепости которых были минимум 2-го уровня. К концу игры Австрия меня жутко не любила, но, тем не менее, войну никогда не объявляла. Несколько лет под моими датскими крепостями стояло больше 60 тысяч австрийцев, исполинская армия для Европы, но кишка австрияк оказалась тонка.

Не слишком долговременным получился и союз с Португалией. Наши локальные интересы — не дать Кастилии и Арагону объединиться в единую Испанию — совпали, и какое-то время мы были союзниками. Но затем эти сволочи предали и начали регулярно объявлять Британии войну. Политическими и военными маневрами я добился, чтобы от Португалии остался один Лиссабон, но и после этого он со всякими Миланами и Венециями продолжал тявкать на величие Британской империи! Обещание развешать португальские кишки по штыкам моих солдат было самым нежным из моих высказываний того времени. Вне всякого сомнения, из меня получится исключительно гуманный и демократичный Красный Властелин, хотя я и не так сильно в этом уверен, как до EU.

Заметно меньшим был мой конфликт интересов с Литвой. Она хранила Европу от персов и китайцев, однако мне периодически приходилось ее спасать силами громадных экспедиционных корпусов, которые, в частности, в одной из войн устроили Крымнаш. Крым и немного прилегающих территорий размером с две Украины оказались весьма удобной военной базой, чтобы не давать Литве проиграть, а персам обнаглеть. Впрочем, персы все же отожрались до размеров Оттоманской империи периода рассвета и ослабили Литву до полной бесполезности. Защищать британские причерноморские территории было не очень удобно, так что в самом конце игры пришлось все же объявить войну Литве и заставить их признать независимость Финляндии. На последнем дне игры Финляндия приняла национальную идею «покровительство искусствам». Выходит, я 300 лет воевал, чтобы еще через 200 лет мог возникнуть Nightwish! :)

В 1776, как по будильнику, США объявили о своей независимости и даже объявили мне войну. Но поскольку я перед этим лет 200 вытеснял из Северной Америки французов, у меня там была колоссальная армия, поэтому мятеж окончился пшиком. Есть мнение, что если бы у реальной Британии был такой монарх, как я, а не жалкий неудачник Георг III, никто бы и не слыхивал о каких-то там Штатах.

После долгих дипломатических баталий за право оттяпать хотя бы одну наземную провинцию в Китае, я, наконец, догадался нажать не на сам Китай, который наотрез отказывался, будто бы предвидя, что за этим последует, а отобрать у Арагона Сахалин. И после многолетней переброски войск для Армагеддона, оказалось, что закаленные британские ветераны, с великолепным британским духом, высокотехнологичные, с блистательными генералами, рвут 50-тысячные китайские стеки на тряпки! К концу игры китайская песенка была в основном спета, их армии не представляли угрозы, а над сопками Манчжурии гордо реял Юнион Джек.

Вместе с тем, играть в EU3 я больше не стану :) Больше всего меня злит в ней отсутствие чита на туман войны, настолько злит, что я даже лазил в дизассемблер в надежде найти, где он считается. Во все большие стратегии я играю потому, что люблю подглядывать за тем, что делают компы, где происходят разные события, как идут войны в другом конце света, какие державы возникают и как себя ведут. В EU3 это невозможно. Недружелюбная игра имеет такую команду консоли: help - Displays "no help for you" message.

Кроме того, на карте сущности любого размера отображаются одинаково. Драпающий отрядик из 34 инвалидов не отличить от китайской гопши на 50 тысяч, один кораблик и 150 отображаются одинаковой иконкой. Хиреющая колония с 12 колонистами, чудом пережившими нападение индейцев, рисуется так же, как Фландрия с 999999 жителями.

Затем, игра действительно долгая. Весьма интересно попробовать взять Бруней и захватить им Италию, чтобы увидеть, как согласованно и правдоподобно меняется вся знакомая история, но не по 100 часов же. Причем к концу игры микроменеджмент в масштабах всеземной империи начинает утомлять. Тем же болеет и Цивилизация, заставляя тыкать на постройки наугад в провинциальных городах. Мне по барабану на этот дурацкий город в глухомани, стройте что хотите, я собираю космический корабль в Москве, Питере и Рязани! Народное хозяйство в EU еще слабее.

Однако нельзя не признать, что по эпичности масштабная 400-летняя игра на 1786 провинциях с ежедневной штабной работой, планированием исследований, дипломатии, наступлений на десятке фронтов, геополитической аналитикой, оставляет далеко позади всех конкурентов. Чтобы сыграть в EU, мало притвориться императором, нужно стать им.

Tags: .платформа: pc, .форма: байки из игр, europa universalis
Subscribe
promo gamer december 14, 2012 10:36 41
Buy for 100 tokens
Советы авторам! 0. Если ваша статья крупнее расписания лекций третьего курса на четверг - прячьте под кат все, кроме одного небольшого скриншота\картинки и одного-двух абзацев. По кату обязательно кликнут и прочтут остальное, не беспокойтесь. 1. Определите для себя, о какой игре вы…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments