городской волколис (wolfox) wrote in gamer,
городской волколис
wolfox
gamer

Categories:

do not play it. live it.

В сообществе есть один хороший тэг, "игры как искусство". Все так: видеоигры давно стали искусством, и некоторые из них по закрученности сюжета соревнуются с интереснейшими книгами, а по графике с картинами Рембрандта с фильмами-блокбастерами.

А искусство неизбежно вдохновляет людей на что-то новое. Многие читатели наверняка знают группу Miracle of Sound с ее потрясающими песнями, посвященными различным играм; и не одна она такая, эта группа.

Добавлю сюда мой вклад. Я достаточно давно пишу стихи, и как-то так получилось, что среди написанного четко выделилась тема "Не просто игры" \ "Not just a game", стихи, посвященные играм, созданные под впечатлением от них. Решила сделать выборку для сообщества, разброс игр большой, от компьютерных до приставочных, от аркад до РПГ. Буду рада критике и отзывам.

Welcome!

Star Wars (KOTOR, KOTOR 2, SWTOR)

Давным-давно была весна, и сказки были не о нас, сияла по ночам луна, и шли бездумно дни. Мы не летали далеко, мы не стремились высоко, и звезды не достать рукой - но мы тянулись к ним. Мы не летали меж планет, мы знали - солнце дарит свет, солнца иные - только бред, не думать и забыть. У нас была своя заря... Ожоги мучат и горят. Мы дотянулись - верно, зря. И сказки стали - быль.

И Тьма - рычаг, и Свет - рычаг, и мир на острие меча,
Не устоять, не промолчать на огненном мосту.
Есть путь и небо, блеск и бой - а всё, что кроме, за тобой,
В зенит уходит голубой, и дальше, в пустоту.

Так растянулись сказки те: на триста лет, на пять систем, на след фотонный в пустоте, на космос без краев. Давным-давно была весна - но Свет и Тьма пронзили нас, пусть даже ты не хочешь знать - ты все же узнаёшь. Мы стали пешкой для игры - как, впрочем, были все миры, дремала Сила до поры, шептала нам без слов. И сказки стали - про войну, сраженья, веру и вину, и рвался космос - не вернуть, - под огненным крылом.

Так постепенно, средь забот, весь мир становится тобой,
Ты ощущаешь, будто боль, пожар сухой травы.
Есть те, кто рядом встал тогда, а всё, что кроме - ерунда,
Веди нас, рыжая звезда, веди вперед и ввысь.

Взрывались звезды, как салют, в кантинах бился вечный блюз. Дай птичье имя кораблю - и он не подведет. Из генералов, из рабов, и нет ни флагов, ни гербов, но рев турбин зовет трубой - на новый, новый взлет. Нет, ты не Тьма, и ты не Свет - но тают искры в синеве, и кто-то смотрит, смотрит вверх, не смаргивая слёз.
Я верю - кончится война, и сказкам будет не до нас... Давным-давно была весна.
Давным-давно, в далё...



Contrast

Кто-то в полночь проснется - а тень иная, незнакомая, топкая, водяная, легкий призрак бегущей болотной нави, проглядишь - растворится в стене дождя. И вот ходит, все ищет в густом тумане: моросит по зонту, расплылись бумаги, он еще не ушел - но уже не с нами, птицы, крысы, собаки вослед глядят. Тень бежит, извивается, ускользает, городскою речушкой - да в топь и заводь, и оттуда русалочьими глазами, кто такого запомнит? Никто, никто. Зачерпни эту зелень дырявой ложкой, по мосту водяная гарцует лошадь, дева тень свою утром в реке полощет, и откуда-то слышится флейта в тон.

Кто-то в полночь проснется - а тень чужая, лисья, звонкая, рыжая, словно ржанье, все у зеркала крутится, наряжаясь, из-под юбки все девять хвостов видны. И чего теперь делать? - а что поделать, в первый снег прибежит стая блудных, белых, мог бы с ними бежать - значит, выл бы, пел бы, и под лапами б мялась сухая сныть. Тень играет и вьет, шелестит хвостами, скоро холод - вернется, завоет стая, тень у зеркала книги твои листает, тени букв разбегаются по стене. Бьют часы городские, тринадцать, двадцать, и кому здесь водить, а кому остаться, ломко падают листья сухих акаций в лисий след да в уютный, спокойный снег.

Кто-то в полночь проснется - и нету тени. И тому всего хуже - безродный пленник, он шатается, ниже иных растений, пока чью-то случайно не подберет. Кто-то в полночь проснется... но, впрочем, хватит, спите, дети, давно вам пора в кровати, чья-то тень на стене? Это просто платье, просто вешалка, просто наоборот. Спите, дети, на ратуше спят горгульи, в глубине под мостом кто-то тихо булькнул, бродят лисы по узеньким переулкам, ресторанные вина слегка горчат. Фонари потухают, луна в зените, я вам тени пришью черно-белой нитью, аккуратнее утром, не оторвите, не топчите, не пачкайте невзначай.



Dust: An Elysian Tail

Пыль на ветру,
Меч за спиной - с запахом крови.
Если умру,
Скоро вернусь снова, по зову?

Свет за рекой,
Там, вдалеке - кровля и ужин.
Кто я такой,
Чтобы решать - нужен, не нужен?

Пришлый ли, свой?
Дом занесет снегом по крышу.
Лес. Никого.
Дерева треск - кто же услышит?

Разве что он -
Сонный, глухой ворон на ветке.
Чудится звон -
Музыка-пыль, музыка ветра.

Горы вдали
Были. Сейчас горы все ближе.
Волк или лис,
Кто-то мелькнул - серый, не рыжий.

Серый... Гляди -
Отблеск костра в тусклом закате.
Я не один.
Это ничто? Этого хватит.

Если умру...
Вечер плащом ляжет на плечи.
Пыль на ветру,
Всплеск в тишине, путь бесконечен.



The Secret World

На острове город, а остров - как камень в воде, в стоячей воде, где шевелятся странные тени. Приехал в Кингсмаут - ну что ж, пригодишься и здесь. Однажды туман опустился, и все заверте...
Нет.

Не так. В этот город приходит туман в октябре. Приходит за маленькой шхуной, потрепанной, странной. А вслед за туманом приходят горячка и бред, и каждый порез превращается в гнойную рану. И мертвый встает, и идет за другим мертвецом, и кости грызет, словно пес у чужого порога. На пляже следы, и ракушки врастают в лицо, и... нет, я еще не затих. Погодите немного.

Не так. В штате Мэн, как известно, излюбленный жанр - ужастик, да только вот здесь их штук сорок и разом. Отель Оверлук, полыхающий вечный пожар, и звери из щупалец, крови, осколков и грязи. Ирландец, тот Джек, что блуждает по сонным полям, лицом-к-тыкве встретишь - надолго запомнишь улыбку. Приходит туман, носит пепел, трясется земля, и падают с неба гигантские черные глыбы. Нет с острова выхода, некуда больше идти, и теплое море похоже на суп из кальмаров. Кингсмаут уже не спасти, не спасти, не спасти; исследовать - можно, но все, как известно, не даром.

Сэр Кинг посмотрел с вертолета и прочь улетел. Кингсмаут - Содом и Гоморра две тысячи с чем-то. Здесь мертвые бродят, здесь демоны стелят постель, а брошенный дом отрастил себе зубы и стены. Содом, эй, Содом, сколько праведных ты наберешь? Не больше, чем надо, не меньше, чем мнимые числа. Кингсмаут - его не спасешь ни за жизнь, ни за грош. Вот разве винтовка - и пара патронов на выстрел.

Не так. Да, пришельцы с глубин и пустые глаза. Но люди, обычные люди, гораздо страшнее. Прочти преступления - сводку за месяц назад. Какие там тыквы, какие там черные змеи? Кингсмаут сполна заслужил свой туман, как хотел: сгоревшие души, убитые ведьмы и дети. Кто плачет там, в этих лесах, до сих пор, в темноте? Чьим голосом шепчет горячий проснувшийся ветер? У каждого жителя были скелеты в шкафу. Теперь они вылезли, ходят снаружи: все честно. Туман, побережье, гора опрокинутых фур, опасностью веет от каждого звука и всплеска.

Смешно? Улыбаешься? Брось. Это просто пример. В чьем сердце Кингсмаут не ставил свои отпечатки? Людей - миллионы, и каждый блуждает во тьме, Содом и Гоморра - не финиш, а только начало. Туман за спиной, стоны кукол, обломки мечей. Содом, эй, Содом, почему ты еще не сдаешься? Вот красным окрасился тихий бегущий ручей, и кем станет тот, кто оттуда случайно напьется? Те, в черных костюмах, глядят и молчат свысока. Кингсмаут уже обречен, это ясно и детям. Безумной спиралью вращается свет маяка, и к доскам причала цепляются липкие плети.

Кингсмаут - пример, заслуживший, как смертник в пути, на миле зеленой, ведущей к смертельному стулу. Туман остается. Куда он намерен пойти? На Лондон, Сеул, на Нью-Йорк, где все эти чистюли? И каждый десятый был с верного края ножа, и каждая тайна - глава Олоферна на блюде. Они заслужили - сражаться, дрожать и бежать? Быть может, и да.
Но ведь люди. Ведь все-таки люди.

Какой из тебя-то здесь праведник, Боже прости? Ты врал, укрывался, плевал и на просьбы, и слезы.
Кингсмаут уже не спасти, не спасти, не спасти.
Но мы остаемся. Пока что не поздно. Не поздно?



Soul Nomad And The World Eaters

На западном берегу спокойней, чем на восточном: русалки не гонят волн, не строятся города. Отсюда, издалека, все кажется твердым, прочным, не сыплется - только тронь, не рушится в никуда. Отсюда ты помнишь всех, кто рядом шагал по снегу, по камню и по песку, кого ты однажды спас...

А те, кого ты убил - уходят в стальное небо, рассыпавшись наверху в сверкающий водопад.

Долина подземных рек исходит кипящим паром, вдали прокричал грифон, шиповник заплел тропу. Чуть севернее горит созвездие Ракша - ярость; октябрь, огонь, рубин, растерзанный Млечный Путь. Кто будет под ним рожден? Кто станет его защитой? Сплетение алых искр, отчаянный вечный бой. Строкой через ткань миров - заштопано и зашито, завязана нить судьбы узлом поперек и вбок.

Направо - холодный блеск, созвездие Турис - хитрость: февраль, бирюза, вода, ухмылка через плечо. Столичный торговый шум, шаги по узорным плитам, за маской прищур и взгляд - безумно и горячо. Нет, я не мечтаю - так; но, может, кому-то проще плести паутину слов и в руки не брать клинка. Вот небо просек насквозь случайный неяркий росчерк, мелькнул золотым хвостом и скрылся у темных скал.

Почти что над головой созвездие Фейне - правда: земля, аметист, июль, уверенность и покой. Дворцовая стража, щит - как вера в чужое "завтра", из бронзы и серебра крылатый растет закон. Не лгать, не бояться зла, другим не желать печали, монеты бросать в фонтан - чтоб было куда прийти... Прости. Я умею врать - хотя бы своим молчаньем. Строкой через ткань миров: крутись, колесо, крутись.

На западном берегу удобней встречать рассветы: не позже, чем океан, не раньше, чем вся страна. Куда уж смешней, партнер: похоже, что март, и ветер, и светлый шальной опал отныне достались нам. Но выси пусть дальше ждут: внизу еще дел по горло. Не съедены пирожки, не стоптаны все пути. Чью тайну среди пустынь скрывает забытый город? Чей голос звучит во тьме, потерян, устал и тих?

Наш ветер толкает в грудь, наш камень мерцает рыжим, наш сонный смешливый март пьет лунное молоко. А небу кричишь в ответ - "эй, старая кочерыжка!". И небо смеется вслед, и машет тебе рукой.

Soul.Nomad...The.World.Eaters.full.315045

Мор: Утопия (Pathologic)

ветер скребется в окна, вечер колышет ставни,
город следит за мною, молча к земле припав.
на проржавевших рельсах брошенные составы,
я размешаю в рюмке свой травяной состав.

залпом его же выпью, не ощущая вкуса:
вечный укор и правда: врач, исцелися сам!..
памятью остро-злобной я до крови искусан,
верьте в мою поправку, здешние чудеса.

я растекусь туманом, рыжим и чуть пушистым,
сохлой травой степною сквозь тротуар пробьюсь,
диким пугливым зверем не подпущу на выстрел
тех, кто придет за мною, горькую быль мою.

мост под ногами дрогнет, тайну храня иную,
не беспокойся, город, я не скажу... о чем?
сонно река качнется, словно бы в ней тону я...
...кто-то меня рукою трогает за плечо.



Fire Emblem: Awakening

вот ты был отчаян, как пламя, упрям, как лед,
и конь твой был черен, и плащ (ну конечно) бел.
ты мог бы представить, что кто-то шагнет вперед,
клинок отобьет, что нацелен был в грудь тебе?

потом обернется - и вы на одно лицо.
ты-будущий чуть помоложе, смелей, ясней,
и было б кольцо - вы носили б одно кольцо,
фамильную память давно обреченных дней.

был весел, беспечен полгода тому назад,
не помнил ни мать, ни отца, ни своих кровей;
но - мальчик: у мальчика будут твои глаза,
у девочки твой ироничный разлет бровей.

по конским следам в обрамленьи сухой листвы,
по узким камням, над которыми плачет выпь:
ты-будущий - то, что держало тебя живым,
ты-нынешний - держишь отныне его живым.

не думал о предках, не верил ни в ад, ни в рай,
какая там разница, чья там по жилам кровь?
но - мальчик. а девочка будет ему сестра,
клинок за спиной и штаны на мужской покрой.

он будет отличным и доблестным королём,
кем ты не сумел, не хотел - хотя мог бы - стать,
и ветер солён, и гроза пригибает лён,
а утром очистится небо - и выступать.

что дальше: не важно, крыло ли взрезает синь,
звенят ли мечи, рассекая тугой рассвет,
не важно, что ты был отчаян, умен, красив -
но важен сверкающий отблеск ручья в траве.

ручей, чьи-то теплые руки, виток волос,
ты-будущий смотришь упрямо и морщишь нос,
не то, чтобы судьбы послушались наших слов,
но если весна - ты б хотел умереть весной?

не страшно. возможно - никто не умрет совсем,
в сплетеньи времен, и миров, и знакомых лиц,
по конским следам, по протоптанной полосе,
найди тот единственный след, что искал в пыли.

не важно, как шел ты, но важно - что ты сказал,
упав на колени средь войн, облаков и смут...
у девочки будут, конечно, твои глаза,
у мальчика - меч. тот, который ты дал ему.



Corpse Party: Blood Covered... Repeated Fear

В мире много страхов - простых, приблудных: про войну, про боль, про пожар, побег.

Чтоб забыть обычные страхи, люди набирают страхов других себе. Вот клыки в ночи, вот капкан под полом, ледяные пальцы, заклятый сад, алый взгляд вампира и вечный голод, да тому подобные чудеса. Рассказать другим про свои кошмары, в праздник Всех Святых черный плащ надеть...

Ты пугаться любишь, ведь правда, парень? Ведь иначе - что бы ты делал здесь?

Я видал тебя на премьере "Крика", на аттракционах второго дня. Ты пришел еще и сюда, смотри-ка! Ладно, покажу все, держись меня. Здесь в ограде дырка, здесь мы пролезем, а забор опять заплела лоза.

Это место - школа Святой Терезы, мэр закрыл ее тридцать лет назад. Просто так закрыл - недостача денег, распихали школьников по другим. Никого не грызли в подвале тени, и никто потом не кричал "беги!". Так бывает: время, долги, финансы, городской совет - еще то ворье!

Что, разочарован? Хотелось сказку?
Потерпи чуть-чуть, и начну ее.

Дом никто не снес и не взял в аренду, только людям в этом - что за беда? Если кто-то хочет себе легенду, значит, надо будет ее создать. И пошли гулять роковые слухи, будто школа проклята и темна, что в библиотеке роятся мухи, будто духи бродят в ее стенах. Если пол провален, стекло разбито - много ль надо страху, минуту, час? "Здесь ходил сошедший с ума учитель, он убил почти весь четвертый класс!". "Я заметил девочку в школьной форме, и она держала в руках ножи!", "Говорят, там трупов вороны кормят"... Сам придумай, сам же и расскажи. Говорили, будто на крыше знаки, будто кровь сочится с окон и рам. Кто-то слышал ночью: ребенок плакал. Кто-то видел зарево до утра.

Что, проходим дальше? Ну ты и смелый... Да, дразню, хе-хе, полюбуйся сам. Никаких страшилок, такое дело, нет клыков, зубов, за углом засад. И ни капли крови на батареях, только грязь, разруха да кирпичи. Все в известке, рушится и стареет, да трясутся стены на каждый чих. От ворот когда-то вела дорога, запылились стекла - протри рукой...

Дом слыхал, как люди шептали "проклят".
Дом поверил людям, что он такой.

И однажды ночью открыл ворота, скинув годы ржавых своих оков. Если школьный двор оказался проклят - время выбрать новых учеников. Время лязга ножниц и треска балок, и шлепков засохших от крови карт. Прошлой ночью слышался вой собаки, и так странно долго горел закат. Окна в зале кто-то закрасил белым, потемнел газон по крутой дуге...

Дом поверил людям - и в этом дело. Каждый сам создатель своих легенд.

Что, смеешься: чушь из придумок чистых? Да, возможно. Холодно? Ты дрожишь. Нынче так бывает: темнеет быстро. Звезды ярко светятся, как ножи. Ох, оговорился, "в ночи", конечно. Что за ересь в голову лезет тут. Что такое, парень? Ты слишком нервный. Кто сказал "уйти"? Кто сказал "убьют"? Ты чего-то бредишь, послушай, братец, и куда-то ломишься, будто бык.

Разве я стоял бы вот здесь, во мраке, если я хотел бы тебя убить?

Разве я бы прятал тесак под курткой? Разве был бы желтым мой правый глаз? Вон на крыше, видишь, видна фигурка, ночь ясна, безоблачна и светла. Гравий мерно крошится под ногами, красным цветом пишет по доскам мел...

Убегает. Вечно все убегают.
А хотел пугаться и был так смел...

Дом поверил - сами себя вините. Нынче в школе хлопотно по ночам. Кто-то снова кровь за собой не вытер, а уже ведь пробил четвертый час. Городским легендам найдут ли судей? Что нельзя убить, то создать легко.

Приходи к нам, если пугаться любишь.
Будешь лучшим нашим учеником.



Fate/Extra

знаешь, там, далеко отсюда, во вселенной иного сорта,
длится битва, скользят ботинки на покатых седых камнях.
там - мечи, пистолеты, искры, кто-то - в ржавом плаще потертом,
я не знаю его, но знаю - он сражается за меня.

лязг металла, сверканье лезвий... это глупо, и в чем-то странно,
может, просто извечный принцип "что придумаешь, то твое".
но когда я кусаю губы и сжимаюсь в углу дивана,
он лишь крепче клинок хватает. и встает. и опять встает.

облака закрывают небо. кто ведущий, а кто ведомый?
под ногами хрустят осколки по бесцветной сухой траве,
но когда я стираю слезы, и встаю, выхожу из дома -
там, за гранью миров и истин, глухо рявкает револьвер.

я не помню лицо и имя - знаю взгляд и манеру драться,
тот упрямый напор в атаке, выпад слева - неудержим.
здесь - идет к перелому лето, созревают стручки акаций,
если он продолжает биться, то и я - постараюсь жить.

то, что прячется в нашем сердце, крепче тела, прочнее стали,
по разлитой воде не плачут, по утерянным не скорбят.
и, каким бы ты ни был завтра - одиноким, больным, уставшим,
не сдавайся - пока есть кто-то, кто сражается за тебя.



Fallen London

Сказки тянут фразы, листы, картинки, сказки ходят об руку с октябрем. Что такое тень у твоих ботинок, силуэт чернильный под фонарем? Вот исчезла, видимо, блик случайный. Вот опять - растет от твоих шагов.
Дай им волю - тени сплетутся в тайны, человечьи - в тени от городов.

По спине порою холодным веет, шелестит чужой чешуей во снах. Небоскребы, "ростиксы" и хайвеи - значит, рядом Скрытая Сторона. В волчье-сером Риме, в седом Лионе; посчитай Варшаву, Стокгольм, Берлин - если населенье от миллиона, вам другого груза не завезли. Самоцветы-парки и теплый камень, перебранки чаек, хребты мостов. Скрытый Город тает под каблуками и туманом прячется под пальто. Позови - и может быть, он услышит, не жалей потом, не ищи тепла.

Лэн идет по улице. Дел - по крышу. Как обычно, в общем, сплошной дедлайн. Позвонить клиенту, заказ доделать, ранним утром - встреча, в четверг отчет. Постирать штаны и почистить велик, кран протек на кухне, болит плечо. Нет еды - купить бы хоть пиццу с перцем, в морозилке сохнет один пельмень...
Вот на стенке - граффити, в стенке - дверца.
(Не зеленая: дерево, бронза, медь.)

Ясен пень - ее не бывало раньше. Ни глазка, ни надписи, ни звонка. И фонарь над трассой слегка пригашен, тишина отчаянна и хрупка. Ты бы знал, как вывернуть: хуже? лучше? Ты рискнул бы, крикнул "постой!" ему?
Крепко сжаты пальцы на стертой ручке, и открыта дверь в золотую тьму.

Так бывает, видишь потом в газетах: мол, брюнет, в джинсе, двадцать пять на вид. За окном скребутся сухие ветки. На дороге карту найдешь - не рви.

Здесь найдут, кому написать ужастик: про орды маньяков, про древний культ, про забытый век и чумную маску, и, конечно, зомби гнилой укус. Кто добавит блесток, соплей, вампиров, кто-то - космос (он ни при чем? и что?). Две колонки, фото берем пошире, заголовок - больше и четче...
Стоп.

Блюз небесных сфер, три лихих аккорда переходят в странный восточный джаз. Лэн идет по улице. Дел - по горло: починить приемник и два ножа. Разузнать, какой часовщик из Нижних угрожал главе подворотных крыс. Подгрести в "Две Кружки" за синей пижмой, записать Шог-Нола на старт игры. Разослать угрозы Дырявым Дулам, завтра к чаю с рыбой позвать кота...

Мир гораздо проще, чем ты подумал.
Мир гораздо больше, чем ты мечтал.

Абсолютной тьмы не бывает, братец. Абсолютный свет - ерунда и чушь. А оттенков нашему веку хватит, выбирай, раз можешь сказать "хочу". Выбирай, и топай под горку прямо, мимо тихих вод и болотных сов. Сбоку будет мост, колесо и дамба. Путь укажет стрелками от часов. У Кривых Ворот проживает Мастер, он смастрячит паспорт за три гроша.
Я не знаю, будешь ли ты там счастлив.
Это, парень, - только тебе решать.

Скрытый Город прячется в каждом сердце, предъявляет каждому длинный счет. Лэн идет по улице, видит дверцу - и проходит мимо, шурша плащом.



Persona 3

умереть? уснуть? выбор очень прост.
как пойдет сюжет? как решит герой?
сказка началась много лет назад,
закрывай глаза, закрывай глаза.

нынче это модно: гляди, читай,
в книгах выживает один из ста,
на могилы сотни придет один,
ты остался жив? так вставай, иди.

надо тронуть тех, кто возьмет-прочтет,
чтоб напомнить им: мол, судьба не мед,
не корица с сахаром - горький чай,
спите крепче, глупые, по ночам.

в общем, это правильно, думать так:
в жизни остается один из ста,
мы теряем тех, кто стоял вокруг,
кто хранил тебя, не пуская рук.

сказка замирает - опасный край,
кто здесь ошибется? кто будет прав?
как обрывки нитей узлом связать?
закрывай глаза, закрывай глаза.

как же быть герою в таких местах,
где из бездны выбрались сто из ста?
и смешной старик, и веселый друг,
даже третий слева в седьмом ряду.

девочка с мольбертом в худых руках,
парень, чья походка, как дым, легка...
вот она, разгадка, поймай и брось:
значит, умереть должен сам герой.

я не знаю правды - а кто бы знал?
мир - простая штука, а жизнь сложна,
кто - неси свой крест, кто - паши и сей,
разве так бывает, что живы - все?

если и бывает - попробуй, тронь, -
то менять сюжет может лишь герой.
сказка началась и идет пока,
все в ее руках, все в твоих руках.

умереть? уснуть? выбор очень прост,
выбор двух дорог или ста дорог.
сказка началась много лет назад...
закрывай глаза?
открывай глаза?



Dragon Age

вот у моей сестры - золотистый взгляд, медная кожа, лучших шелков наряд. тонкая, хлестко-гибкая, будто прут,  вся - постоянный танец, соблазн, изгиб. сотни мужчин любили мою сестру, тысячи - не решались ее любить.
учит сестра меня: придыхаешь чуть, дрожью руки, пылинкою по лучу, это легко, как гладить ручных зверей...

медленно догорают дрова в костре. я не хочу быть пешкой в такой игре.
впрочем, и королевою - не хочу.

брат мой - меня сильнее, смелей, умней, он говорит о долге и о стране, планы рисует, чертит расчет атак, мол, нам нельзя промедлить ни пары дней...
... я не бывала ни на какой войне, не понимаю, что он находит в ней, чем эти войны лучше кабацких драк? да, я умею драться - когда зажмут в угол, когда дыханье несет чуму, если кому не справиться одному... только другого, верно, желает брат.

брат мой - потомок принцев и королей, правь - и тебе воздастся и трон, и плеть, статуи, книги, женщины, гобелен.
пусть заметает снег мой вчерашний след.

где-то меж черной бездны и белых врат движется к югу маленький мой отряд. барды, бастарды, братья и беглецы, дети без матерей, без сынов - отцы, над головами тихо встает заря. холод равнин морозит во рту слюну, легкие застывают - и не вздохнуть.
каждый имеет право свой выбрать путь. мой - это конский пот, звон мечей с утра, серая крепость, спрятанная во льду.
но, если к двери дома подступит мрак, если придет слепой беспощадный враг, брат и сестра, зовите - и я приду.



Dragon Age 2

это будет потом: крики, зарево, дым от пожаров, боль и выбор, обида предательств и горечь разлук, чья-то кровь на брусчатке, тепло рукояти кинжала, серый ветер, гоняющий клочьями пыль и золу. это будет потом: баррикады, ловушки, завалы, закопченное знамя, живых или мертвых подсчет.

... а пока - мы всего лишь компания злых оборванцев, но уже ощущаем напарника правым плечом.
мы всего лишь бродяги, наемники, блудное лето; кто-то - полный безумец (но, в общем, не хуже других), первый магов не любит, второй говорит с арбалетом, третий... кажется, я. я сегодня встал с левой ноги.

это будет потом - все, что скажут о нас менестрели: половину напутают, прочее сходу наврут. правда станет легендой, февраль обернется апрелем, нам добавят огня в волосах и точености рук.

а пока - все смешно, несерьезно, ни разу не страшно, разве пара царапин, до свадьбы (до чьей?) заживет. кто сегодня сготовил на ужин горелую кашу? может, лучше в таверну? мне мой еще дорог живот.

все забудется: голос, характер, улыбки и лица...
мир стоит перед нами, дождем и весною умыт.
начинаем с пустого листа, с нашей первой страницы,
сотворим же историю, парни! кто, если не мы?



P.S. Больше - по тэгу not just a game у меня в ЖЖ. И да, все упомянутые игры - рекомендую!
Tags: .игры и книги, .рубрика: игры как искусство
Subscribe
promo gamer december 14, 2012 10:36 41
Buy for 100 tokens
Советы авторам! 0. Если ваша статья крупнее расписания лекций третьего курса на четверг - прячьте под кат все, кроме одного небольшого скриншота\картинки и одного-двух абзацев. По кату обязательно кликнут и прочтут остальное, не беспокойтесь. 1. Определите для себя, о какой игре вы…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments